кварцевые повести
малахитовые сны
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

кварцевые повести > Кварцевые признания




среда, 19 декабря 2018 г.
Lilith Sheri 16:45:23
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 12 декабря 2018 г.
Lilith Sheri 08:26:35
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 21 ноября 2018 г.
Lilith Sheri 21:54:10
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 17 октября 2018 г.
1526. Lilith Sheri 21:03:02

мавкина песнь

­­Поговорили с Софи. Меня, наконец, отпустило. Хотя бы частично. Хотя бы это волнение. Я проговорила все деньги на счету и не жалею абсолютно. Деньги — последняя вещь, которая меня волнует в такие моменты. Мы говорили больше двух часов, наверное, начав с настолько тяжёлых и мрачных нот, что я сидела и тряслась. А к концу аккорды разрешились в что-то лёгкое, привычное, родное. Хотелось плакать от облегчения.
­­Написала ей работу по культуре делового общения, поскольку Софи слегка не успевала сделать всё и сразу. Достаточно банальное задание на анализ и структурирование текста, однако она выбрала в качестве примера романс Цветаевой и работа прям заиграла красками — думаю, преподаватель будет крайне удивлён. Было довольно интересно писать, поскольку задание сразу приобрело более высокий уровень сложности: структурировать поэзию в принципе дело нелёгкое, что уж говорить про госпожу Цветаеву, чья лирика всегда отличалась поразительной противоречивостью (за что я люблю её безумно). Но мне понравилось писать.
­­В очередной раз думаю о том, что Софи — тот самый редкий и по-особому выделяющийся человек из всего моего окружения. Не глядя на все передряги, периоды, внутренние проблемы и недопонимания, мы всё равно продолжаем быть близкими, мы всё равно вместе, мы всё равно стремимся друг к другу. Да, бывает совсем тяжко, больно, спутано. Но никогда, никогда она не давала повода в ней усомниться. Мы будто всегда знали, что это надолго. Что мы друг с другом надолго. Что это те отношения, которые проходят через время и сезоны. Вот и сейчас — страшно, тревожно — а я не перестаю верить. В неё, в нас. Верить и ценить.

Мою любовь к этой солнечной девочке не описать словами. Это одно из самых сильных и бесценных чувств, которые у меня только были.

­­


Категории: Моя великолепная Софи, Кварцевые признания
среда, 25 июля 2018 г.
1480. Lilith Sheri 22:12:37

мавкина песнь

­­Этот вечер был удивителен от начала до конца. Трудно сказать, трудно выразить и подобрать слова, для того чтобы объяснить, что же в нём такого необычного и удивительного. Да и не стоит, наверное, потому что это — личное, — что не хочется никак разъяснять, уточнять и расписывать. Хочется оставить его так — туманно-сладким очерком — и кто поймёт, тот поймёт (а ведь каждый понимает по-своему).
­­Тепло свечи грело мою ладонь и иногда ненароком обжигало её, если я подносила руку слишком близко, чай отдавал чем-то терпко-наполненным и мне казалось, что мир сократился до этой кухни, чашки в руках и неё напротив меня. Голос то приглушённый, то громкий, раскрывающийся в десятки интонаций и оттенков, разговоры о глубоком, отрывистом, далёком, но нынешнем, волнующим сердце. Трепет, задевающий струны души, трепет, что мне никак не объяснить и временами нечто, что клокочет внутри грудной клетки и покалывает. Никогда ещё слова не давались мне так тяжело, но с тем же — я ещё никогда не была так счастлива тому, что переборола себя, пусть и в последний момент, и выложила всё, как есть. Пусть много, пусть спутано и бредово, пусть абсолютно не чётко, не так, как хотелось и писалось, но я произнесла самое главное и этого достаточно. Это мужественный шаг для меня и просто та вещь, которой так не хватало.

­­Ни один из эпитетов не опишет тебя и моих чувств, на них не будет никаких ярлыков и штампов. Они просто есть. И я рада этому. Большего не нужно.

— Мне так нравится, как ты улыбаешься.


­­


Категории: Вечера, Шёпот сердца, Июльская, Кварцевые признания, Чужими устами
понедельник, 18 июня 2018 г.
1451. Lilith Sheri 17:44:36

мавкина песнь

­­ Жизнь, честно сказать, большая шутница — эта та своевольная дама, что небрежным жестом спутывает нити судеб и вершит истории. Под её игривую усмешку я уже как восемнадцать лет сталкиваюсь и продолжаю сталкиваться с множеством абсолютно не похожих друг на друга людей, становиться участником их судеб, влиять на происходящие в них события и получать взамен то же самое, только с другой стороны. Мы все до болезненно тесно связаны друг с другом, каждая нить пересекается с миллионном других, они переплетаются меж собой, соединяются, на огромную толпу придётся как минимум одна связующая, в которой они пересекутся, потому что Жизнь заключила всех нас в огромное полотно на тканевом станке.
­­В моей жизни есть девочка, связь с которой сильнее тех, что бывают в многолетних знакомствах. Сами того не зная, мы встретились очень давно, а теперь, вновь соединившись, учим друг друга. Она учит меня признавать прошлые ошибки, я стараюсь уберечь её от новых. Она — отражение моего прошлого, я — её будущего. Мы отражаем то, что требует изменений, указывая друг другу на те грани, где нужно быть особо осторожными. Параллели в наших жизнях уже не удивляют и даже не вызывают ошеломления, ведь мы настолько привыкли к этой бесконечной череде закономерностей, что уже можем её предугадать. Я пытаюсь её по-своему защищать, но иногда вкладываю в нежные руки меч, потому что она должна быть способна постоять за себя.
­­Мы очень разные, мы похожи на две отдельных планеты в разных системах, но нас связывает поразительное сходство, определённое Вселенной.

­­Я по-прежнему откровенно плоха в признаниях, ведь я так и не научилась говорить их с лёгкой руки, так и не научилась делать это без страха быть непонятой или странной. Но мне очень хочется, чтобы близкие мне люди помнили о том, что они занимают одно из самых важных мест в моём сердце, в моей судьбе. Что каждый из вас жизненно необходим и ты не исключение, солнце. До тех пор пока могу — я буду поддерживать тебя на твоём пути, чтобы ни случилось. Моя вера всегда с тобой, так же, как и моя любовь. Я благодарна Жизни за то, что она дала мне тебя, что ты однажды появилась на свет и живёшь в этом мире.
­­Узы лишь крепнут со временем, впереди ещё много историй и ситуаций, через которые нам предстоит пройти вместе. И я буду дорожить и дорожу каждой из них.

Я люблю тебя. Помни. Они не могут это отнять.

­­


Категории: Моя трепетная Ася, Кварцевые признания
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 10 июня 2018 г.
1442. Lilith Sheri 18:02:10

мавкина песнь

­­Если есть в этом мире счастье, то как оно выглядит? Какой у него голос? Вкус? Запах? Походка, манеры, жесты? Какого цвета у него глаза и какая музыка играет в такт его шагу? Я не знаю ответа на этот вопрос, ведь моё каждый раз отличается от предыдущего, оно переменчиво, многогранно, неповторимо. Оно — момент, ослепительное мгновение, глухо пробивающееся через стену горького тумана. Мне хочется верить, что однажды оно станет большим, чем просто редким гостем в моей жизни, что оно перестанет быть мимолётным, неосязаемым, что оно будет со мной всегда, поселиться внутри и уже не покинет. Но пока мир приучает меня ценить моменты, через осмысление которых и приходишь к постоянному счастью.
­­Вот и сегодня я, абсолютно потерянная и увязшая в пространстве, столкнулась с ним снова. Глядя на Катю мне трудно поверить в этот длительный перерыв, трудно осознать, что наша последняя встреча была так давно — я снова перешагиваю порог волшебной квартиры и чувствую себя дома. Словно и не уходила никуда, и ничего этого не было, словно это лишь сон — дурной кошмар, растворившийся с приходом брезжущего рассвета. Вот она — родная, с беспокойством оглядывающая меня с головы до ног, — всё те же черты лица, всё тот же тембр голоса, что ласкает слух. Она обнимает меня крепко-крепко, а я сжимаю в ответ и никак не могу заставить себя разорвать объятий. Слишком сильно скучала, слишком сильно тосковала, сердце всё изнылось, изголодалось. Кулон сел идеально, будто был сделан специально для неё и я не пожалела потраченных денег — смотрится великолепно, идёт к лицу и, к тому же, Катя призналась, что обожает топазы. Улыбнулась радостно — правильно почувствовала, значит, что стоит брать именно с топазами, не с гранатами.
­­Мы не задержались дома долго, Катя заявила, что просто не может смотреть на меня, такую исхудавшую, и что мы идём обедать. Я уже готовилась перебираться на кухню, но та накинула кофту и взяла сумку, что означало только одно — обед явно будет вне дома. Подождав собиравшегося Марка, наша процессия выдвинулась из квартиры, мы втроём шли вдоль Большого проспекта и говорили обо всём, что происходило за последнее время. И как бы странно это ни звучало, но в такие моменты я особо ярко ощущаю их, как своих родителей. Духовных родителей, как-то так это называлось, помнится. В первую очередь мы друзья, которые могут говорить обо всём, у нас нет никаких запретов и рамок, а обращаться на "Вы" Катя мне запретила ещё в самую первую встречу. У нас разница порядка тринадцати лет, но, тем не менее, И Катя, и Марк относятся ко мне как к равному, взрослому человеку и даже не думают принижать меня просто за биологический возраст. И, с тем же, связь куда более глубокая, чем просто дружба: Кате я доверяюсь целиком и полностью, не чаю в ней души и ощущаю, что это не односторонне, что меня тоже любят.
­­Она держала мои руки в своих, обнимала крепко-крепко и говорила, что гордиться мной, что всё обязательно наладится, что она в восторге от того, как я мыслю, как говорю, что ей нравится то, что у меня внутри и снаружи. В какие-то моменты она реально будто становится моей матерью, что с радостью и довольством в голосе замечает мой прогресс, воспитание, построение мысли. "Золотой ребёнок", — говорит Катя с улыбкой, когда мы сидим в раменной.
Мы обедали вкуснейшей лапшой и салатом, а ещё купили букетик люпинов у бабушки, потому что Марк очень любит эти цветы. Он подарил мне один из связки, нежно-розового цвета. Люпины символизируют силу духа, потому как это стойкий, живучий цветок, который может приспособится почти к любым условиям. Случайность или нет, но это очередное иронично-забавное совпадение и небольшой намёк от Вселенной.
­­Было так трудно расставаться. Когда они вдвоём обнимали меня, мне настолько чертовски не хотелось уходить и всё никак не могла разорвать желанных объятий. Как же я люблю их. Как же я люблю Катю.

Эта любовь во мне как отдельная Вселенная.

­­


Категории: Прогулки и встречи, Катерина, Кварцевые признания, Шёпот сердца
Прoкoммeнтировaть
четверг, 7 июня 2018 г.
1441. Lilith Sheri 19:22:16

мавкина песнь

­­То ли мир медленно, но верно сходит с ума, то ли люди окончательно свихнулись. Я просто не знаю, как иначе объяснить то, что самоуничижение и селфхарм становятся нормальным, закономерным явлением, а чувство самоненависти всячески культивируется мрачными постами, пабликами на подобную тематику и ворохом выдуманных кем-то стандартов, которые валятся на головы множеством ярлыков. Сколько я видела людей, что в гонке за идеальными цифрами и параметрами доводили всё до края и методично убивали себя день за днём, загипнотизированные­ вымышленными идеалами? Сколько я знаю девочек, что сходили с ума, ревели и глотали слабительное пачками, всячески издевались над собой, лишь бы уложиться в заветные сорок килограмм и стать похожими на худую модель с очередной обложки? Сколько же перекалеченных друзей выли от безысходности мне в плечо, давясь бесконечным самоистязанием и разрушением?
­­ И какого чёрта всем это кажется нормальным?

­­Не мне, наверное, раздавать наставления, ведь я сама в собственной самоненависти дошла до того, что тело меня не слушается и регулярно отказывает. Но внутри меня чётко принятое решение изменить это. Потому что я не хочу прожить жизнь, не желая просыпаться и ненавидя собственное отражение, ежедневно заглядывая в зеркало. Есть только один верный путь к гармонии с самим собой — это любовь. Пока вы делаете всё из ненависти — ни черта не изменится, даже не сдвинется с места, только усугубится.
­­Пожалуйста, не принимайте за истину гнёт общественного мнения и эти бесконечные стереотипы, придуманные модели образов, которым якобы нужно соответствовать. Пожалуйста, поймите, что нет плохой внешности, нет плохих фигур, нет плохих параметров. Слова "плохой" и "хороший" априори не применимы к понятию красоты. Ведь она многогранна и в ней нет ни рамок, ни правил. Пожалуйста, любите себя такими, какие вы есть. Ведь у человека есть только сам он, вы свой первый друг и никто не поймёт вас лучше, чем вы сами. Пожалуйста, откажитесь от ненависти. Она не несёт ничего, кроме разрухи и боли. Пожалуйста, начните любить, даже если это трудно — примите решение любить себя прямо сейчас, вне зависимости от того, соответствуете ли вы чьим-то ожиданиям и критериям.

­­Каждый красив по-своему. Каждый прекрасен по-своему. Вы — от внешности до души — это целая огромная вселенная, которую не объять. Исключительно непохожая на другие, единственная в своём роде.
­­Ты — замечательный. Я люблю тебя. И твои близкие любят тебя. Почему же ты к себе так жесток? Разве это верно? Раскрой глаза.

Остановите ненависть. Начните любить.

­­


Категории: С претензией на важность, Кварцевые признания, Взгляни в глаза мои
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 14 апреля 2018 г.
1382. Lilith Sheri 16:45:57

мавкина песнь

­­Она рядом и я счастлива этому. За эти четыре месяца, которые мы провели практически бок о бок, произошло уйма событий, что сплотили нас. Я не всегда писала о том, как здорово мы провели новый вечер, не всегда удалось оставить заметку о том, как мы ехали в метро, прислонившись друг к другу, и как она смеялась на всю платформу, выдернув меня из проёма закрывающихся дверей вагона. Мы смеялись как дети, Крис никак не могла унять смех, глядя на меня. Или наше восьмое марта, которое мы встретили вместе, обедая в Шоколаднице и её фраза с улыбкой, обронённая в ответ на мой комплимент: "А ты всё так же верна своему строгому стилю".
Мы повзрослели и она призналась, что для неё было удивительно и чуточку трудно прийти к осознанию, что ребёнок вырос, что её младшая сестрёнка из смышлёной девочки превратилась в серьёзную девушку. Для меня невероятным и значимым стал момент, когда между нами не осталось барьеров и недомолвок, когда мы сидели на кухне целыми днями, говоря обо всём. Она благодарила меня за поддержку и переживания за неё, выраженные в слезах и письмах. Я без конца буду благодарить её за то, что она есть в моей жизни. Мы плакали на груди друг друга, я обнимала её, сжимая крепко-крепко.
­­Мы с нетерпением ждём того момента совместной записи и она всегда даёт мне сил стремиться к большему.

­­Ещё одна небольшая история о любви и о душевном родстве, благодаря которому мы можем зваться сёстрами. Ещё одно небольшое напоминание о том, как сильны мои чувства. Ещё одна памятная запись о мелочах, которые безмерно значимы. Ещё одно неиссякаемое "люблю", которое хочется пронести через всю жизнь.

Категории: И долго помнить буду, Онэ-сан, Кварцевые признания
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 8 апреля 2018 г.
1378. Lilith Sheri 10:33:30

мавкина песнь

­­Она пришла ко мне поздней ночью, поначалу робко приоткрывая створку двери, а затем проходя внутрь. Она устроилась неподалёку от меня, пока я перебирала в руках какое-то шитьё, читала чужие истории, чтобы занять себя. Она начала порывисто, словно опасаясь того, что если не вытолкнуть это из себя рывком, одним усилием, то слова просто затеряются, останутся комом в горле и не будут услышаны. А она хотела говорить. Я не сделала ничего ровным счётом для того, чтобы подтолкнуть её, зная, что это решение принимается только говорящим: стоит ли начинать и что должно быть озвучено. И она решилась.
­­Слушая её, улыбаюсь краем губ, потому что в такие моменты люди кажутся мне особенно прекрасными. В собственной искренности, в этой порывистой чувственности, в тот момент, когда они говорят, не останавливаясь, обнажая свою душу и тревоги. Ты здесь и сейчас — и ты прекрасна.

­­Становлюсь счастливее, когда она рядом.

Категории: Ночи, Кварцевые признания, Июльская
четверг, 8 марта 2018 г.
1359. Lilith Sheri 15:27:53

мавкина песнь

­­Течение времени удивительно: оно выносит нас к новым итогам и событиям, оно меняет нас, преображает отношения между людьми и всё становится неуловимо другим, отличным от прошлого, несмотря на то, что с виду остаётся прежним. Мы с сестрой сидим в небольшой кофейне — она прямо против меня и теперь мне не страшно смотреть ей в глаза, хотя раньше я старалась избегать долгого зрительного контакта. Помню, как меня настигал трепетный испуг, когда мы встречались и как я изо всех сил сжималась, держа себя в руках, стараясь соответствовать взрослому образу и держаться достойно, с ней наравне — такой недосягаемо взрослой и прекрасно со всем справляющейся. Питала и питаю к ней восхищение, но тогда оно было перемешано со страхом показаться маленькой, глупой и слишком незначительной, мне постоянно думалось, что я чрезмерно ребячусь и говорю ерунду. Обдумывая каждое слово, я была слишком сосредоточена на самоконтроле и потому часто замыкалась. Думаю, она это чувствовала. Более того, Крис сама не давала себе спуску, будучи максимально сдержанной — она до последнего запирала всё в себе и мы никогда не говорили о её проблемах или неудачах, разве что, легко их касались и сестра тут же переводила тему. Мне было горько. "Наверное, я недостаточно надёжна в её глазах", — звучало где-то в голове, а я улыбалась и продолжала говорить о чём-то отвлечённом, далёком и для меня, и для неё. Мы общались и были близки, но постоянно сбегали друг от друга и прятались за стенами, запирая сердца на ключ. И как же хорошо теперь, когда она пишет мне часто, регулярно, когда мы сталкиваемся в центре города и планируем встречи в три раза чаще, чем оно было раньше, приходим друг другу в гости, ходим на фильмы, проводим вместе время и делимся тем, что есть на душе. Говорим о вещах тонких, очень значимых, доверяя их друг другу от начала и до конца. И как бы не было трудно видеть слёзы и печаль в глазах — мы остаёмся рядом друг с другом, слушаем, обсуждаем, поддерживаем.
­­Перелом в наших отношениях запомнился мне на всю жизнь. Тот момент, когда стены рухнули, замки открылись и она была передо мной собой — старшей сестрой, которой я восхищаюсь, прекрасной девушкой, с огромным, полным чувств сердцем. Такой собой, какая она есть, не закованная в латы сдержанности. Я вдруг осознала, что Крис такой же человек, как и я. Что у неё тоже есть плохие дни и проблемы, что она тоже плачет, что ей тоже бывает плохо, что она не говорила мне об этом, но испытывала боль всё это время, что улыбалась мне, а сама была погружена в рутинные мысли. Что мы, в общем-то, одинаковы в этом плане. Мы обычные люди, которые плачут и радуются. Люди, которые беспрестанно борются.
­­Мы сидим друг на против друга в уютной кофейне — она признаётся, что совсем не планировала тогда такого, что оно само рвалось из грудной клетки прочь, на волю. Я ей улыбаюсь, вспоминая, с какой порывистостью заключила её в объятия. Мы обе плакали, крепко-крепко сжимая друг друга. Было жутко больно, но вместе с тем дышать точно стало легче. Словно воздуха стало больше. То был прошлый март. И с этого момента скоро будет ровно год.
­­Год, как мы действительно стали сёстрами.

­­Мы сидим друг на против друга, тихо посмеиваемся над шутками, понятными только нам двоим, потягиваем горячие напитки и улыбаемся, говоря о тонких материях.

У меня нет старшей сестры, родной мне по крови. Но у меня есть она — старшая сестра, родная мне больше, чем кто-либо.

­­


Категории: Онэ-сан, Кварцевые признания
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 4 февраля 2018 г.
1332. Lilith Sheri 12:18:21

мавкина песнь

­­Многие полагают, что моя история — это история сильного человека. Но это самое огромное заблуждение, которое только существует на белом свете. Потому что мой путь — это не путь сильного человека. Мой путь, моя история — это самая обыкновенная книжка о рядовых трудностях, о бесконечной слабости и постоянных кризисах, с которыми сталкивается каждый. Многие восхищаются тем, как я преодолеваю трудности, как сохраняю при этом беспристрастное выражение лица и сдержанность, которая меня и погубила. Многие со стороны видят во мне некий идеал, эталон и это совершенно мною незаслуженно. Потому что мой образ "идеален" только по мнению социума, для которого он и создавался. Для жизни в социуме, для существования в нём. Эта выстроенная, выстраданная сильная девушка с внутренним стержнем, эта совокупность привлекательных качеств — ответственность, пунктуальность, серьёзность, — это тоже моя часть, это тоже я. Но вовсе не та, что была изначально. Это та я, что забила саму себя и столько лет игнорировала желания и чувства маленькой девочки внутри меня, которой до безумия плохо.
­­Я не могу смотреть ей в глаза без слёз — впервые за долгое время я слышу саму себя, контактирую с ней и ощущаю эту глухую боль, вязкую печаль. Всё это время она не хотела ничего, кроме любви, кроме тепла и заботы, но ей не досталось ничего. Даже принятия со стороны самой себя, потому что я заперла её в комнате и отказывалась слушать. Я была правильной, была такой, какой всем хотелось. Сдерживала все свои чувства в грудной клетке, не позволяя ни крика, ни плача, сжав зубы сама расправлялась с проблемами, как умела, никогда не просила о помощи, потому что считала, что не заслуживаю её и что стоит умерить свой эгоизм. Была рациональной, отстранялась от собственной боли, проглатывая её и всё начиналось сначала. Это меня и погубило.
­­Она взвалила на себя бремя обещаний взрослой мне, что она стерпит, что она справится, что она сделает всё, чтобы ни я, ни другие не расстраивались. Эта маленькая я добровольно отказывалась от того, чего так желала, чтобы не быть эгоисткой и не делать несчастными других. Ей хотелось плакать, хотелось найти утешения, но она только сжимала руки в кулаки и сидела в запертой комнате, тихо, как мышка, чтобы не потревожить меня. Её без конца мучили кошмары, она давилась собственными чувствами, которые не находили выхода, и украдкой смахивала слёзы.
И спустя десять лет мы смотрим друг на друга. Болезненно и легко одновременно — правда исцеляет, но чертовски ранит сначала, чтобы принять её — надо переболеть. И глядя на эту потерянную малышку, понимаю, что мне понадобится время и силы, чтобы её принять и позволить её желаниям стать моими собственными. Но начало положено.

Прошу тебя. Люби меня.


Категории: Кварцевые признания, Шёпот сердца
вторник, 16 января 2018 г.
1321. Lilith Sheri 15:56:13

мавкина песнь

­­Вот я и дома. А за окном сияет непривычно яркое, ласковое солнце, переливающееся игривыми лучами по белоснежному снегу. Настоящая зима, которой всё не было, встречает меня в родном Петербурге, а я до безумия счастлива вдыхать запах креозота на вокзале, а затем — метро и влажного воздуха, пробегаясь глазами по знакомым райончикам. Здравствуй, мой милый Питер, я так по тебе скучала.
Всё на тех же местах, как и в день моего отъезда — пропала только большая ёлка и украшения, а все мои вещи и лёгкий бардак в том же состоянии, в котором и был неделю назад; немного позднее я займусь уборкой и подготовкой к выходу на учёбу, но пока у меня есть немного времени, чтобы отдохнуть и привести мысли в порядок. Так давно не писала, что руки немного отвыкли от клавиатуры и я допускаю много опечаток, отчего пишу значительно медленнее. Но и это не страшно.
­­Наверное, всё будет скомкано и совсем не таким, каким оно было, каким переживалось, возможно, я не смогу передать и частички того, что плещется у меня внутри, но. Пусть рвано и неуклюже, но это то, что я могу хоть как-то обозначить словом.



­­


11 января


­­Не возможно выразить словами то ощущение, которое охватило меня в тот момент, когда я выпрыгнула из вагона, кое-как вытянув за собой чемодан и сумку. Всю дорогу до Саратова я была невозмутимо спокойна и не думала ни о чём вообще — время шло, мне оставалось терпеливо ожидать и не задумываться о том, что будет, когда я увижу её и какой вообще будет наша встреча. Ещё перед отъездом я дала себе твёрдую установку, что не буду воображать и придумывать, понапрасну тревожа мысли и забивая голову выдумками, может, именно потому мне удалось сохранить такое поразительное равновесие и покой. Но они моментально рассеялись, как только ноги коснулись земли и я стала оглядываться вокруг, в поисках нужного мне человека. Его не было. Я крутила головой в разные стороны, пытаясь выхватить знакомую фигуру из общей толпы встречающих, но точно назло её нигде не было. Уже с явной тревогой я резко рванула налево и застыла. Она стояла напротив меня в нескольких метрах, так же замерев на одном месте и словно не зная, что делать дальше. Я отвела свободную руку в сторону, подзывая её к себе и предлагая себя обнять. А она сорвалась с места.
­­Дальше всё было, как в тумане: помню, как Ари налетела на меня, влетела, едва не повалив ног, и сжала в объятиях с такой силой, что мне на мгновение показалось, что я сейчас задохнусь — всё остальное было невнятными обрывками из визгов, слёз, орошавших ресницы, крепкого кольца рук вокруг шеи и сбитого дыхания. Она тихо плакала, а я гладила её по волосам и целовала в макушку, стремясь успокоить. Лёха молча стоял рядом и смотрел на нас, но мы не обращали на него никакого внимания. Лишь продолжали стоять в обнимку, замерев. И никак не могли разорвать тесных объятий. Порывами Ари отстранялась, чтобы взглянуть на меня и мне казалось, что сейчас глаза этой девочки сияют ярче любых звёзд мира, а улыбка дрожащих губ самая искренняя и счастливая, какую я только видела на чьём-либо лице. Бессвязный шёпот из "тише" и "всё хорошо" терялся в гомоне и вокзальном шуме, но нам двоим было настолько плевать на происходящее вокруг, что мы не замечали ничего и никого из того, что было вокруг.
­­Мы ехали в автобусе, забравшись на задние сидения и приглушенно болтали о какой-то ерунде, обсуждая всё, что только приходило в голову — было совсем неважно, о чём говорить, ведь диалог шёл легко и непринуждённо. Ночные огни сияли за запотевшими стёклами, Волга тёмной широкой полосой поразила меня своими размерами, а Энгельс и впрямь оказался крошечным провинциальным городком, где нет полос зебры на пешеходных переходах и есть небольшие домики-коробки. Два города расположены так близко друг к другу — стоит только пересечь мост на автобусе и ты уже в Саратове. Ничего примечательного нет ни в первом, ни во втором, лишь громадная Волга заставляет трепетать перед своим величием. Хотя, в Саратове есть очень уютные улочки и бульвары со старинными зданиями и кофейнями, отдаленно напоминающими мне центр Ставрополя, в котором я гуляла ещё ребёнком.
­­По прибытию нас ждал сытный, горячий ужин и чай, а затем мы с Ари засели в комнате, разбирая вещи и обмениваясь подарками, которыми мы друг другу завалили в прямом смысле данного слова. Теперь у меня на шее красуется кулон с драконом, обвившим хвостом небольшую сферу из авантюрина и я только сейчас поняла огромную иронию, которая кроется в, казалось бы, обыкновенном названии камня. Оно произошло от глагола aventure, что переводится как "приключение". А со мной ведь вечно что-то случается и приключается, хах.
­­Мы легли спать вместе, в зале на диване, но никак не могли уснуть: говорили обо всём на свете и держались за руки, не в силах поверить нашему счастью. Что вот мы — рядом друг с другом, в каких-то сантиметрах и миллиметрах, и больше не нужно писать друг другу сообщения о том, что думаешь и чувствуешь в данный момент — можно просто сказать это, прошептать, рассеивая тишину комнаты и чуть сильнее сжать горячую ладонь. Эти ощущения невозможно выразить, невозможно уложить хоть в слова так, чтобы точно передать испытуемое. Это то, что можно только пережить на собственной шкуре, иначе у вас просто не получится ни понять, ни разделить этого феерического ощущения, которое похоже на рождение нового, великолепного мира или даже целой Вселенной, отчего щемит отчаянно колотящееся сердце. Оно вот-вот пробьёт грудную клетку, должно быть, и ты никак не можешь унять его, заглядывая в родное лицо. Я всё гадала, какого цвета глаза Ари в жизни и оказалось, что у неё ярко-заметная частичная гетерохромия — у неё светлая, сияющая радужка металлического-голу­бого оттенка, а вокруг зрачка — ореховое кольцо. Это просто неописуемо красиво. Она сама по себе безмерно красива. И так близка мне.

12 января


­­Комната была залита солнечным светом до краёв и мы долгое время просто лежали рядом, опутанные сладкой дрёмой. Было тепло, даже жарко, а за окном всё сияло и блестело, а я с Ари — абсолютно сонные и взъерошенные, — жмурились, пряча носы в складках одеял. Наверное, этот момент, это утро запомнится мне на всю мою жизнь. Потому что ничего более прекрасного, чем проснуться рядом с родным человеком, ощущая его дыхание — просто не существует в этом мире.
­­После завтрака мы отправились в Саратов: нам предстояла долгая прогулка и шоппинг в одном из самых крупных ТЦ города. Методично обходя магазин за магазином, мы с ней громко смеялись, шутили друг над другом, обсуждая всевозможные темы, рассматривали вещи, примеряли всевозможную одежду и красовались перед зеркалом. Будучи в примерочной очередного бутика, где Ари мерила симпатичную блузу, она сказала, что со мной ходить на шоппинг куда веселее и интереснее, чем с мамой. "Ты как-то сказала мне, что совсем не любишь ходить по магазинам", — вспомнила я, на что она ответила улыбкой и смехом, походящим на перезвон колокольчика. "Да, не любила. Потому что мама бесконечно навязывала мне своё мнение и выбирала за меня. А с тобой так легко". Я обновила свой гардероб, купив себе белую рубашку с узором цветущей сакуры и выходное платье с баской на талии, дымчато-зелёного цвета. Для Ари же были куплены милое, цветочное платье и блуза с кружевом из её любимого магазина, которые смотрятся просто чудесно. Потом мы купили газировку и ещё бродили по разным лавочкам, также зайдя в косметический и купив мицеллярную воду.
­­На самом деле, для счастья нужно немного: достаточно лишь шутить друг над другом и дурачиться, заливаясь смехом на весь холл, и крутиться перед зеркалом, выбирая наиболее подходящий образ. Нет ничего запредельного — всё проще, чем вы могли себе представить, — будничная картина, очередное клише из какого-нибудь сериала. Шаблон, который имеет реальный успех в жизни, ведь именно от таких элементарных вещей мы получаем огромное удовольствие. И чувствуем себя поразительно радостными.
­­Вечер же мы провели, валяясь на кровати и смотря забавные видосы, гифки и ещё какую-то ерунду, и снова бесконечно много разговаривая о мире свистящим шёпотом. Периодами речь затихала и мы просто молча смотрели друг на друга, сцепив руки в замок. Иногда слова совсем не нужны и совсем бесполезны. И можно говорить, не издавая и звука — глаза в глаза, точно читая самые сокровенные мысли друг друга, спрятанные на подкорке. Наверное, это самое удивительное, что только бывает.

13 января


­­Когда я спросила Ари, умеет ли она кататься на коньках, она неуверенно качнула головой (это был телефонный разговор, но мне сдаётся, что именно этот жест сопровождал её слова) и ответила, что ни разу на них не стояла. Отчего моё желание затащить её на каток только возросло и я задалась целью во чтобы-то не стало это провернуть. Поначалу она долго отпиралась, валяясь в постели и не желая выбираться из своего кокона, и уж тем более — куда-то идти, — но у меня таки получилось выманить этого тюленя из дома. Мы долго толкались в битком набитом автобусе, но это не сильно повлияло на настроение, поэтому, оказавшись на месте, я твёрдо повела её за собой, правда, совсем скоро вели уже меня, потому что мы уткнулись не в тот каток и нам надо было пройти дальше, в сторону консерватории. Стадион Динамо действительно был огромным и там было достаточно места для того, чтобы кататься всем желающим. Купив билеты, мы пошли переобуваться в специальное помещение, где нам с Ари подобрали коньки и я стала шнуровать их для неё, показывая, как это правильно делается.
­­Определённо — это было безумно увлекательно и трудно, потому что первое время она вообще не могла устоять на ногах самостоятельно и двигаться, поэтому я постоянно ловила её, подхватывала и ставила на место, не давая упасть, и параллельно пыталась объяснить, что именно нужно делать. Где-то на середине первого круга к нам обратился мужчина, катавшийся рядом, представился Владимиром и присоединился к процессу обучения: он показывал и помогал Ари делать первые шаги, мы вместе поддерживали её и катали по кругу, а та изо всех сил старалась и делала первые успехи, потому что понемногу начинало получаться. И пусть она так и не смогла рассекать лёд самостоятельно, но под коней нашей прогулки Араи уже достойно передвигалась и без моей опоры, я отпускала её руку и давала скользить самой, напоминая о положении тела и движениях.
­­После первых часов двух катания, Владимир предложил пойти передохнуть в раздевалку и погреться, и мы свернули с льда в помещение, где расшнуровали коньки, давая ногам отдохнуть и согреться, а наш новый знакомый налил нам вкусного травяного чая, который мигом согрел озябшее тело. Он оказался на редкость интересным собеседником и человеком, разговаривая с нами о различных темах, которые были далеки от быта. Мы говорили о том, что любое дело надо делать с любовью, о свободе во взрослой жизни и многом другом, о чём так редко говорят на улицах в наши дни. После чего мы отправились на финальный забег и катались вплоть до сумерек, гоняя туда-сюда. Когда Ари уставала — она отходила к оградам и давала мне покататься самостоятельно, и тогда я наворачивала круги и плавные петли, прокручиваясь на месте и рассекая лёд, показывая ей, что можно кататься и так.
­­Под конец, я порешила, что мы с ней заслужили по вкусному пирожному и чему-то горячему, а та, усталая и счастливая, с радостью поддержала моё предложение зайти в какое-нибудь кафе. Далеко идти не пришлось — кофейня оказалась в старинном доме прямо напротив катка и, не долго думая, мы устроились за угловым столиком у ёлки, заказав сладости и две чашки кофе. Это был первый раз, когда она пробовала вкусно приготовленный капучино и удивление, отразившиеся на лице сестрицы, меня ужасно забавило: как оказалось, кофе не такая гадость, какой он ей казался. Я смялась и сказала, что хорошо сваренный кофе из настоящих зёрен — всегда вкусный, — а растворимый едва ли вообще можно назвать "кофе". Вот и не мудрено, что не нравилось.
­­Мы сидели в тепле, поедали тортики и рассказывали друг другу о смешных и ярких моментах своего детства, обсуждали катание на коньках и жизнь, законы вселенной и наши семьи. Было так легко и светло на душе — счастье свернулось мягким клубочком внутри грудной клетки и тихо урчало, — а мы никак не могли перестать говорить и смеяться: волшебство близости и совместного времяпровождения пьянило нас, кружило голову и заставляло улыбаться просто так, без причины, до ноющей боли в скулах.

14 января


­­Это был день, отметившийся походом к Лёхе в гости, где я познакомилась с его чудесной мамой и ещё несколькими членами семьи, которые заходили в течение дня. Елена — именно так зовут эту прекрасную женщину, — оказалась безмерно тёплой и интересной, а ещё очень радушной и доброй: она приняла нас без вопросов, заварила вкуснейший чай с травами и мёдом, а затем напекла пирожков. Я купила эклеров, которые мы позже умяли, а вечером мы все вместе сели смотреть Рапунцель и от души смеялись. Днём я играла с двоюродной сестрой Лёши — Настей, — и много болтала с Леной, обсуждая рукоделие, хобби и прочие вещи, оказалось, что у нас очень много общего: мы слушаем одну музыку, нам нравится фэнтези и фолк, а ещё необычные фильмы и книги. Я много пела, мы играли в разные игры, заваривали различный чай и были окружены теплом и уютом.
­­Мне давно уже не было так спокойно.

­­


­­Она такая же, какой я знала её. Точь-в-точь тот самый человек, который стал мне лучшим другом, самым родным и близким, которого я полюбила всей своей душой и сердцем. Эта та самая волшебная девушка, чьи слова вселяют в меня покой, а нежные руки утирают слёзы до тех пор, пока всё не уляжется. И теперь, преодолев тысячи километров и расстояний, которые не объять единицами, вытерпев тысячи передряг и падений, я знаю точно, что наши узы не разорвать и поджечь. И что нам двоим всё по плечу. Теперь.
­­Эта встреча дала мне ответы на многие мои вопросы, прояснила многие вещи и расставила всё по местам, и теперь во мне нет никаких сомнений. В том, что выбранный нами путь приведёт нас к счастью.

­­Я не могу выразить всего, чего испытываю. У меня внутри ютиться трепетное, необъятное счастье, похожее на ласковый и невероятно красивый океан. Спасибо за то, что подарила мне эти дни.

Люблю тебя сильнее всех на свете, моя душа.

­­


Категории: My lovely sister, Счастливое, И долго помнить буду, Поездка, Кварцевые признания, Шёпот сердца
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 31 декабря 2017 г.
1314. Lilith Sheri 13:08:58

мавкина песнь

­­Крёстная сказала, что самое главное — это морально подготовиться к наступающему, разложить всё по полочкам, вывести чёткую формулу всех свои желаний, быть спокойной и благостной, чтобы приход грядущего был радостный. А я сижу и понимаю, что у меня в голове полный хаос, состояние крайне шаткое и измотанное, с желаниями ничего неясно и вообще: единственная определённая мысль звучит как "пусть это уже закончится". Иными словами, ни особой радости, ни настроения у меня нет от слова "совсем". Но. Всё же. Надо глубоко вздохнуть. Взять себя в руки. И писать. Писать, как и всегда писала.

­­Этот год был тяжёлый. Он выдался на редкость трудным и изматывающим, на него выпала уйма траурных событий и безмерно тяжких периодов как для меня, так и для моих близких и знакомых. Мы претерпевали многое, постоянно с чем-то боролись, сталкивались, падали и поднимались снова, не глядя на то, что сил оставалось с каждым разом всё меньше и меньше. Даже сегодня — казалось бы, уже практически в праздник, — умудряются случаться какие-то абсурдные, мелочные ситуации, которые бьют по истощённым нервам и заставляют вздрагивать от повышенного тона голоса. Я не хочу как-то преувеличивать и излишне драматизировать, но, всё же, было реально трудно и, думаю, многие со мной согласятся. Что годок был такой, без конца испытывающий на прочность.
Вне сомнений, две тысячи семнадцатый год принёс так же и положительные эмоции, много красок, чувств, принёс некоторые перемены в мою жизнь (да и не только в мою) и были мгновения, когда я чувствовала себя абсолютно счастливой (наверное, самой-самой счастливой девочкой на планете). Он был переломный, в своём роде, где всё вечно находилось на стыке — взлёт и падение, счастье и отчаяние, радость и горе. Год переворотов, год бунтов, год взрывов.
­­Я благодарна две тысячи семнадцатому году за то, что он дал мне всё, что я сейчас имею. За то, что он подарил мне так много невероятных впечатлений от поездок и концертов. За то, что дал возможность попробовать себя в чём-то новом, поработать. За то, что я наконец начала учиться и вновь вернулась к музыке. За то, что сейчас я окружена любящими, самыми близкими для меня людьми, которые всегда меня поддерживают и понимают с полуслова. За то, что этот год сделал меня ещё сильнее, научил ещё лучше справляться с трудностями и ни за что не сдаваться. За то, что он расставил всё по местам и всё то, что должно было вернуться, вернулось, а то, что должно было пойти прочь — ушло. Я безмерно благодарна этому уходящему году за то, что он дал мне возможность ещё лучше прочувствовать, как важно быть рядом с родными и что терпение и прощение — главная добродетель. Благодарна ему за всё, что было — плохое и хорошее, печальное и восторженное, за боль и слёзы, за безумное счастье и свет в душе, — абсолютно за всё. И со спокойной душой провожаю, оставляя все тяготы и печали в этом, уходящем две тысячи семнадцатом году.

­­Пусть две тысячи восемнадцатый год принесёт каждому из нас долгожданный покой и тихую радость. Пусть даст нам силы на то, чтобы претерпевать трудности и идти вперёд, создавая и созидая. Пусть подарит нам счастье (каждому — своё собственное), пусть окружит нас любовью и каждый день будет неповторимо ярким, наполненным восхитительными событиями и людьми. Пусть светлых полос будет больше тёмных, а неприятности и беды обходят каждого стороной. Пусть он даст нам благополучие, духовный рост, пусть будет творческих идей и замыслов. Пусть всё будет складываться так, как каждый того желает, и пусть Новый Год станет для каждого отправной точкой, стартом в новой жизни и делах, которые обязательно надо выполнить.

­­Просто будьте счастливы, мои дорогие. Счастливы и любимы.

С Новым Годом!


­­В этом году за мной неотрывно следовали и были рядом в любые моменты, деля всё напополам, вот эти прекрасные люди:
Подробнее…Моя любимейшая ­Ари, без которой я просто не смыслю своей жизни. Ты — моё счастье, родная, и так будет всегда.
Моя душа или просто очень вредный ­кот, с которым мы встретили 2017-й и который без конца дул на мои разбитые коленки.
Моя прекрасная Софи, которая поддерживала меня всеми своими силами и никогда не отворачивалась от моего горя, и встречала крепкими объятиями на перроне.
Моя невероятная ­Мари, которая приносит покой и всегда приводит меня в чувство, а ещё окутывает прохладно-трепетным теплом сибирских лесов.
Моя солнечная Кэтти, которая вытирает мои слёзы уже четвёртый год и не даёт падать духом.
Моя дорогая Лена, которая сидит у моей постели тогда, когда я болею, и слушает мои истории.
Моя драгоценная сес